О методике максимального
развития способностей к рисованию

      О том, что с методики максимального развития способностей к рисованию  началось создание системы Методов Интеллектуального Развития (МИР), рассказывает  автор книг: "Как ускорить интеллектуальное развитие ребенка", "Как развивать детей одаренными", "Читать - раньше, чем ходить" и других, президент Академии образования, социального и экономического развития, Председатель Комитета по образованию СЭВ (Совета Экономической Взаимопомощи) Павел Викторович Тюленев..

      Вот его рассказ. 

Рис.1. На фотографии - автор книг: "Как развивать детей одаренными?", "Как ускорить интеллектуальное развитие детей", "Читать - раньше, чем ходить" и других П.В.Тюленев, 2017 г.

      Меня часто спрашивают, с чего начался путь к самому замечательному открытию 3-х тысяч лет - к методике "Читать - раньше, чем ходить" и к другим методикам системы МИР, и я все откладывал отдельный рассказ об этой истории, хотя в книге "Методы и модели максимального раскрытия генетически обусловленного потенциала ребенка" я уже начинал рассказ об этом.

Рис. 2. Книга "Методы и модели максимального раскрытия генетического потенциала детей". 2011 г. Серия: "Как воспитывать ребенка одаренным в эру новой исторической общности человека Развитого".

В истории системы МИР рассказывается об одной из самых важных методик, которая была создана и проверена в1962-64 годах. Во многом случайное стечение обстоятельств способствовали появлению. этой методики. 

Летом 1959 года была, наконец достроена мансарда - будущая мастерская отца - большая комната - на втором этаже нашего дома по ул. Сухомлинского - тогда та улица называлась ул. Онежской. Все впятером мы туда переехали жить из времянки, чтобы времянка превратилась в источник пассивного дохода - её родители стали сдавать внаем семейным парам, а в дальнейшем -  студентам построенного позже неподалеку Фрунзенского политехнического института, первым ректором которого был Г.А.Сухомлинов. 

Я начал учиться во втором классе школы № 25, которая имела уникальную архитектуру, пожалуй, во всем СССР. Школа № 25 располагалась рядом с кинотеатром, куда часто ходил на подработку мой отец, работавший художником-оформителем на оружейном заводе имени В.И.Ленина, где и получил участок под застройку дома. 

Рис. 3. Школа № 25 г. Фрунзе. 

Он рисовал большие полотна рекламы для фильмов, которые поступали в кинотеатр "Южный" и часто брал меня с собой, чтобы  я мог смотреть кинофильмы бесплатно. Детские фильмы я смотрел из зала, а взрослые фильмы до16 лет приходилось смотреть из-за экрана, который представлял собой огромное полотно, натянутое на деревянный каркас, за которым было достаточно места. Иногда я смотрел запрещенные фильмы через окошко оператора, откуда транслировался фильм. Но это было до одного из моментов возгорания кинопленки вовремя сеанса - тогда кинопленка была небезопасной и горела как порох, чем мы, пацаны с радостью пользовались, изготавливая из фольги и этой пленки небольшие ракеты, которые потом запускали... 

После нравоучительных и политических бесед с отцом, что такое хорошо и что такое плохо, полон был надежд на справедливое будущее мироустройство.

Рис. 4. Обстановка в домашней мастерской художника 50-хгодовXX века. .

Но тут, кроме достоинств, обнаружились недостатки нашего переселения в новый дом, на мансарду: все мы пятеро жили в одной комнате и подрастающие братья 2-3 лет начинали мне мешать делать уроки. Отбиваться от малышей , наступавших и подползавших с двух сторон было все трудней. Начались капризы, обиды и плачи... Отец сидел и работал тут-же - у большого окна за мольбертом с красками и картинами. В этой же комнате у выхода на чердак и на второй балкон с лестницей вниз располагалась кухня и швейная машинка,  - рабочее место матери. 

Запомнилось навсегда, как он несправедливо наказал меня в результате того, что я уже в пятый раз оттолкнул младших братьев от письменного стола с уроками, и  они начали крик... Отец подумал, что это я виноват и наказал меня, "изолировав от общества" и от уроков... Так долго не могло продолжаться, и вскоре мама нашла выход.

Рис.5. Художник работает над пейзажем с натуры.

Когда обстановка накалилась до предела. мама категорично потребовала отца научить меня ремеслу художника. Отец, будучи лучшим художником Киргизской ССР, главный исполнитель заказов ЦК КПСС Киргизии на портреты больших форматов,  не мог ничем возразить и решительно взялся за дело. Он сумел мне втолковать, что  художник создает произведения - оригиналы, а моделями являются объекты окружающей действительности.  

Рис 6. Рисунок городской улицы, сделанный карандашем.

Обучение заняло 3 дня. В конце третьего дня отец вышел на чердак, нашел свой студенческий черный чемоданчик - этюдник, заполнил его минимально необходимым набором красок,  кистями и вручил его мне.

Я стал ежедневно ходить на этюды, искать подходящую натуру  и рисовать все, что считал  интересным и нужным. 

Рис. 7. Рисунок улицы, сделанный акварелью.

Несколько месяцев я плотно рисовал с натуры пейзажи и улицы, карандашом, акварелью и краской  - все, что попадалось на пути: пейзажи, дома, улочки и улицы...

      В 1963 году мы переехали в Джалал-Абад, куда отца пригласили на работу на должность главного художника, и там он, наконец, смог поехать в командировку в горы, нарисовать несколько картин, которые приобрел музей изобразительного искусства. .Меня устроили сначала в школу № 5, где с директором у меня отношения не сложились: я хотел изучать только английский, аргументируя тем, что в жизни мне очень понадобится английский язык, но директор ни в какую не признавала за мной право выбора и пыталась заставить меня ходить в тот класс, где начали осваивать немецкий. В результате этого я превратился из примерного учения в отъявленного нарушителя порядка и в головную боль для класса и школы.

Рис. 8. Школа № 5 г. Джалал-Абада

Через месяц меня перевели в школу № 1 где я успокоился, начал изучать английский язык и стал "отличником". 

 В этой школе учитель рисования на первом же уроке - Щербаков -  признал во мне сына того своего дружка детства, с которым в далеком 1936 году  он разрисовывал свежевыбеленные заборы рисунками - как это сейчас называется граффити.  Отец тоже вспомнил Щербакова - сказал, что тот ему помогал разукрашивать дувалы...  .

Сразу же в школе по рисованию у меня стали возникать проблемы: никто не верил, что рисунки делал я и мне приходилось даже обращаться к директору школы, чтобы мои рисунки признали, а некоторые из них разыскали у старшеклассников и вернули хозяину, чтобы зачесть по ним оценки.

Из-за этих неприятностей я стал скрывать свои рисунки и не показывать, что умею рисовать.

В третьем классе я уже рисовал так, что стал еще больше скрывать свои рисунки - теперь уже от отца, так как не хотел его обидеть тем, что могу многие вещи нарисовать лучше его.

Рис. 9. Школа № 1 в г. Джалал-Абаде.

Я вызвал отца и мать на серьезный разговор и "в лоб" спросил их о том, что они думают по поводу профессии и карьеры художника?

После этого разговора я начал интенсивные поиски других, более перспективных профессий.

Перепробовал себя в роли разных творческих профессий: писатель, геолог, милиционер, юрист, режиссер фильмов, наконец, нарвался на несколько пачек учебников, которые привезли из Томска и оставили на чердаке семья Кузенкиных - семья сестры моей матери. Тогда я понял, что мое направление наука, так как именно наука занимается построением наиболее точных моделей действительности, пригодных для целей научного управления страной. .

Результаты этой методики дали  в 1965 гору мощный толчок развитию всей системы, когда нашелся, наконец,  принципиальный учитель рисования в столичной СШ № 47 г. Фрунзе, который решительно освободил П.В.Тюленева в 7-ом классе со словами: "Я со своими методами обучения рисованию могу тебя только испортить!". Это произошло после того, как он после 7 ноября на следующем же уроке рисования задал задание нарисовать о том, кто как провел День Великого Октября.

Рис. 10. Школа № 47 в г. Фрунзе.

Теперь я, ученик 7 класса мог не ходить на рисование и заниматься чтением книг ... по психологии, философии и так далее.  Ещё больше добавилось времени после того, как этот же учитель освободил меня от черчения - теперь свободное время стало ещё больше, так как уроки черчения отводилось по 4 часа в неделю.

В 8-м классе к свободному времени добавилось ещё четыре чеса в неделю: начиная с темы по литературе "А.С.Пушкин" теперь уже завуч по фамилии Томат Лидия Петровна освободила П.В.Тюленева от русского литературы до конца школы.

Все освободившееся время я использовал для поиска ответов на волновавшие меня вопросы в районной и республиканской библиотеках г. Фрунзе, как и обещал директору нашей школы, когда вместе с завучем они меня освобождали от занятий в кабинете директора.

Рис. 11. Зачитывание в школе № 47 г. Бишкека вскрытого послания от школьников 15-ти республик СССР 1967 года

В 1967 году в школе 47 произошло знаменательное для всего СССР событие: к нам приехали делегации со всех республик СССР и в торжественной обстановке на фасаде крыльца школы было замуровано послание школьников СССР в 21-ый век, с пожеланием вскрыть это послание через 50 лет.

На этой фотографии показан момент зачитывания в 2017 году послания школьников из 1967 года.

 Что было потом?

Привожу отрывок из описания последующих через год событий.

Настоящее высшее миробразование
– свобода для населения России

Законы системы МИРР

Как ребенку объяснить, что такое высшее образование и что такое наука? У меня сформировался свой ответ на этот вопрос.

Как ни странно, ключ к ответу на этот вопрос даёт рисование, которому меня научил отец в 9 лет.

В 11 лет я занимался уже два года почти профессионально: рисовал с натуры всё подряд, и даже иногда ходил на этюды с подаренным студенческим этюдником отца, и т.д.

Свои работы отец называл «оригиналами». С другой стороны, он называл моделями и тех, кого рисовал!

Например, когда я ему позировал, он меня тоже называл моделью своей картины или портрета. С ддругой стороны, обычные люди - не художники - для них было все наоборот!

Словом, везде, куда ни глянь, и в книгах, и в действительности были … одни «модели».
 

Ответы весны 1962 года: высшее образование – это систематизированные методы и способы об отображение предметов или сложных процессов на бумаге. Это – умение моделировать?
 

В 1961 году родители отговорили меня быть художником: «Ты будешь зависимым человеком от партийных руководителей».

В том году советский человек первым вышел в космос и горизонты почти у всех устремились вверх и вширь: появился жгучий интерес к освоению науки и техники.

Уже на следующий день после полёта Ю.А. Гагарина отец научил меня делать и запускать воздушных змеев разных размеров, в том числе огромных, улетающих за сотни метров. Повсеместно начали заниматься моделями летательных аппаратов: авиамоделизмом. Куда ни глянь повсюду над славным городом Фрунзе вверх взмывали бумажные змеи, на пустырях, заполненных зрителями, жужжали бензиновые моторчики летающих авиамоделей…

В конце 1961 года в школе было задано сочинение на тему «Кем ты хочешь быть?» Эта тема надолго озадачила меня. Ближе к весне я перебрал несколько профессий: писатель, конструктор, милиционер, космонавт и т.д. Но в сочинении я даже успел написать, что хотел бы, кроме всего прочего, быть геологом, потому что нельзя, живя на Земле, не знать её…
Но, поневоле, помня слова отца, я постоянно примерял подход художника, который занимается тем, что графическими средствами моделирует реальность. Кругом, как мне казалось, тоже часто встречались модели! – и я уже мечтал или, точнее, прорабатывал вопрос о том, не стать ли мне кинорежиссером, так как у него получаются самые сложные, движущиеся и говорящие «модели» действительности - кинофильмы?

Но тут в моё распоряжение попали десятки учебников медицинского и политехнического вузов. Эти учебники, перевязанные в стопках, складировали на чердаке наши родственники, переехавшие из Томска и поселившиеся у нас до получения квартиры. Родители предупредили: «Не трогай чужие книжки! Мы не хотим каких-то разговоров». Мне было 11 лет и я уже год решал для себя вопрос, кем быть, и нужно было срочно понять, чем же занимаются в этих институтах?

Наверное, они считали, что скрывать было чего: в те времена не принято было знакомить детей с медицинскими вопросами и книгами по воспроизводству населения, например. С тех пор, в течение нескольких недель, когда родителей не было дома или они были заняты делами, с замиранием сердца, прислушиваясь к скрипу ступенек лестницы, я проводил любое свободное время на чердаке, пытаясь понять чему и как учат «врача», «педиатра», «педагога», «психиатра», «инженера» и даже «криминалиста»?

Рассматривая фотографии, рисунки и пробуя читать тексты учебников, я сделал самые общие выводы: в институтах учат создавать и использовать … модели для самых разных целей: строительства, лечения больных...

«В принципе, в книгах в высшем образовании нет ничего особенного, кроме тех же моделей нескольких типов или уровней. К этому, похоже, можно свести содержание всех этих учебников».

В этот раз я уже сидел на чердаке полчаса или больше. Мне надо было срочно раз и навсегда понять, в чём заключается секрет и что даёт институтское, высшее образование? В голове словно кто-то диктовал:

«Модели 1. Словесные, лингвистические модели. Существует словесное описание объектов и процессов – это словесные модели, или языковые модели: тексты, рассказы, романы, стихи… Они есть в книгах. Это знакомо – первый уровень моделей. Писателем я уже хотел быть – но этот уровень изображения или отображения моделей явно недостаточен…

Модели 2. Изобразительные, графические модели. Существуют изображения, рисунки – их не каждый может делать. Эти модели имеют много привлекательного. Мой отец часто говорил, что он занимается созданием моделей: разрабатывал эскизы, макеты, проекты оформления зданий и потом защищал их на Художественном Совете. Умение делать эти модели давали ему возможность творить, работу и средства на содержание семьи. Рисовать, создавать модели этого вида я умею не хуже отца. Однако эти модели не издают звуки и не двигаются: это мне уже было не так интересно. Нужны другие…

Модели 3. Научные, математические модели. В учебниках я нашел следующие модели, которые делали те, кого называют учёными: они занимаются упрощением изображений и словесных моделей, а также измеряют – рисуют графики и конструируют формулы. Это - модели с использованием языка математики и количественных измерений. Они позволяют делать расчёты и предвидеть.

Модели 4. Кинематографические, мультипликационные или анимационные модели. Но в учебниках книгах не было фильмов – моделей более высокого уровня. Словесные модели и изображения объединяются сначала в немом кино – этим занимаются режиссеры кино. Когда добавляется звук и цвет – появляется современное озвученное и цветное кино. Фильмы – это уже супермодели. Стать режиссёром? Но их, режиссеров, наверное, уже и так очень много...

Примечание: Я достаточно вольно размышлял о кино наверное потому, что с некоторыми элементами «кухни кинематографа» я был знаком с 3-4-х лет. Несколькими годами ранее отец подрабатывал в кинотеатре «Южный» и пока он писал вечером красочную рекламу для фильмов назавтра, я, отказавшись от посещения детского сада, с обратной стороны полотняного экрана или из окошка кинооператора как бы изнутри смотрел все фильмы подряд, «до 16 лет» и прочие. Иногда лента рвалась – тогда мне доставались обрывки пленки, которая в те времена горела как порох и громко трещала, взрывалась при ударе по ней молотком.

Модели 5. Комплексные, имитационные. А что если к кинематографическим моделям добавить вот эти - упрощенные математические модели – получатся некоторые новые, комплексные, научные и анимированные. …». В эти мгновения я вдруг услышал, как тихонько начали поскрипывать ступени лестницы – кто-то осторожно поднимался на второй этаж. Чтобы «застукать» меня с запрещенными книгами? Я быстро привычным движением сложил открытые книги и закрыл их стопками других, аккуратно связанных учебников…

«Думай, думай! Что дальше?» – мысль, подстегнутая адреналином опасности, превращалась в вихрь и вздымала всё, что я знал и только что видел в вузовских учебниках…

Я тихо и быстро перешел в противоположную сторону нашего огромного чердака, где зимой в опилках хранились яблоки и сделал вид, что роюсь, пытаясь отыскать оставшиеся плоды - пара яблок попалась сразу же... Я был спокоен - но мозг напряженно работал и продолжал искать ответ на свой вопрос: чтобы я хотел видеть в институтах, чтобы быстро освоить такое разнообразие моделей, предметов и специальностей, которое обнаружил в учебниках? Я слышал, точнее, чувствовал, что за спиной кто-то уже заглядывал, собираясь тихо войти на чердак, наблюдал за мной.. Но я продолжал искать ответ на вопрос: и тут пришел ОТВЕТ:

«Вывод – всё дело в вузах идет и должно прийти к неким универсальным моделям: они должны не только говорить и изображать, но двигаться, издавать звуки и даже, если необходимо дышать, кричать и вести себя, как прототипы, всё более и более точно... Слова, звуки, картинки математика и движение. Ну и что из того, что этих моделей ещё не существовало? Тем они были интереснее всего!»

- Ты что тут делаешь? – раздался, наконец, за спиной голос матери.

- Да вот, хочу яблок найти – как ни в чём ни бывало, ответил я. Маму было трудно провести, но тут она, подозрительно обведя глазами огромный и темный чердак, или ничего не заметила, или не подала виду, хотя, возможно, что что-то и заметила в расположении связок книг, молча наблюдала. …

Ещё несколько минут повозившись для виду в стружках и опилках и раскопав четыре яблока, я спокойно додумал возникшую идею до конца:
«Нужно придумать что-то совершенно новое, и научиться делать и использовать какие-то более точные, с использованием знаний вот этих книг, научные, двигающиеся и «говорящие» (имитационные, анимированные) модели, и тогда высшее образование будет для всех простым и понятным: единым, универсальным моделированием!». Разумеется, многих привычных теперь слов тогда ещё не существовало в нашем обиходе, но идея была схвачена. Эта программа «всегда делать что-то новое» меня вполне устраивала. Но этому ещё тогда в вузах не учили, так как компьютеров ещё не было.

С тех пор я не переставал думать над этой темой, как облегчить познание и обучение при помощи универсального моделирования. Первые системы моделирования появились ещё в начале 70-х годов на больших машинах: компьютерные модели фирм Т. Нейлора, «Моделирование города» и «Мировая динамика» Дж. Форрестера. Затем появились программы непрерывно-дискретного моделировании типа НЕДИС, специальные языки моделирования ПРОЛОГ, СИМУЛА и другие. Здесь объединялись и философия, и системный подход и информатика…

 


Самое замечательное гуманитарное открытие века: Читать - раньше, чем ходить Уважаемые родители! Ваши письма, вопросы, замечания и предложения вы можете направить по адресу:
vivgor@mail.ru    - это позволит расширить содержание сайта.

© Copyright 1999 - 2020.
АОСЭР, Программа: "Каждой семье - одарённых и талантливых детей", г. Москва, 8-(495)-634-01-06

Rambler's Top100